Artes molliunt mortes

+15.84
2 читателя, 9 постов

Своя футболка ближе к телу

Да, ты оставил мне свою футболку,
Оставил мне свои носки.
Ты оставил мне пустые полки,
Оставил меня помирать с тоски.
Женя Любич – Футболка (t-shirt reggae)


Думается, что если бы лирический герой этой милой композиции оставил девушке на память футболку от СТАГДИ, её счастья не было бы предела.

И пусть страницы глянцевых журналов больше не пытаются стереть вас в порошок, ведь Футболка, которую не жалко, вопреки названию, как раз принадлежит категории «и в пир, и в мир, и в добрые люди», учитывая, что чопорные злачные места и пафосные клубы уходят в прошлое, расчищая путь андеграундным сквотам и прочим лофтам.

Любителям сканировать взглядом каждого встречного-поперечного на предмет стоимости его одежды можно больше не напрягаться, ведь Футболка, знающая себе цену не оставляет лишних вопросов.

Все мы привыкли к принтам-посланиям вроде «Плохого человека Васей не назовут» и «Трудно быть скромной, когда ты лучшая», а вот Футболку с длинной надписью осилит не каждый.





Географы, не пропившие глобус

До недавнего времени Париж ассоциировался у меня с запахом круассанов, грассирующими шансонье и кабаре «Ша Нуар», а Мальта — с золотистыми пляжами, бескрайним Средиземным морем и одноименным орденом. Но не все так однозначно. Какие же загадки таят в себе географические названия?

Дизайнеры из СТАГДИ всерьез увлечены изучением географии. Свои наблюдения они воплотили в серии «Агрессивная география», которая представляет собой линейку магнитов (тех самых, что туристы часто привозят из путешествий) в виде купюр различного номинала. Каждый магнит-купюра посвящен определенному российскому городу.

Так, на Парижском магните (привет из Челябинской области) изображена местная Эйфелева башня, ничуть не проигрывающая первоисточнику.

А Мальтинский магнит (Иркутская область) украшает необычный памятник «Мамонты».

Прогрессовский, Верхнепышминский, Тайшетский выполнены в строгом индустриальном стиле, а на Урюпинском, Железноводском и Ноябрьском изображены необычные памятники.

Словом, о, сколько нам открытий чудных готовит просвещенья век. Это именно тот случай, когда прогресс идет на пользу, а любопытство направлено в правильное русло.

Так или иначе, с отечественной географией теперь будет разобраться легче. Что на очереди — история?















Портреты моих

Серия картин «Портреты моих» возникла как отклик на мироощущение родственников и друзей арт-группы «ЧРеВо». Тщательно соблюдая каноны плакатной живописи, авторы обильно сдабривают полотна так называемым глитчем, актуальным в нынешних реалиях. С помощью данного приема достигается максимальная приближенность искусства к современности. Отображая внутреннюю сущность, «Портреты моих» не имеют названий, ограничиваясь простым шифром — датой рождения того, кому посвящено то или иное полотно.

Вопреки названию, на картинах нет лиц. Меткие метафоры произрастают из материальных объектов, представленных в гротескной или нестандартной форме. Ножницы прокрастинатора, чайный пакетик с заваркой из «одноразовых» людей, мизантропический траурный венок — все это заставляет одуматься, вспомнить, какое отчаяние иной раз наполняет души людей. Их воздействие может вылиться и в более радикальные формы, толкая на то, чтобы пересмотреть свой круг общения.

















Цифровое искусство нюара

«Нюар» — серия картин в стиле кибернаив арт-группы «ЧРеВо». Она в доступной форме транслирует зрителю гипертрофированность последствий потакания слабостям и низменным желаниям. На них порядочность буквально выставляется на аукцион, а женская ласка измеряется ложками. Фразы, сопровождающие картины, дополнены тегами Паскаля как компьютерного языка, утратившего свою актуальность и передающего примитивность типичной жизни обывателя. Щедро приправленные краснобайством, киберполотна вопиют о неизбежности падения. Пускай обращенные к абстрактному лирическому герою, они хитроумно гипнотизируют зрителя, становящегося неким подобием берджессовского Алекса, вынужденным созерцать людские пороки.





Паскаль без Блеза и блефа

Если до сегодняшнего дня такое компьютерное явление, как Паскаль ассоциировалось у Вас только с вырезками из журнала «Мир ПК» девяностых годов прошлого столетия, присмотритесь к цифровым полотнам, относящимся к раннему творчеству арт-группы «ЧРеВо».

Используя незамысловатый программерский язык (который, с другой точки зрения, можно считать прародителем всех прочих, этакой киберлатынью), художники обращаются к насущным общечеловеческим проблемам. И это не выливается в пресловутое «High tech, low life» — а ведь все задатки для воплощения идей ретрофутуризма у авторов этих концептуальных картин имеются. Но нет, простой язык дополняется диалогами в разговорном жанре.

Зрители невольно становятся моральными вуайеристами, а перед глазами бегло проносятся коды, в которых материальное благополучие, сытость и удовлетворение физических потребностей низводятся до ряда символов.





Юмор + искренность — пафос =?

С Днем Святого Валентина, солнышко! Я люблю тебя! Как мило, да? Любовь — чудо! Вот об этом я и говорю. Что это вообще такое? Любовь. Знаете? А вы? Кто-нибудь? Подари мне кто-нибудь такую открытку, я бы ее выкинул. Эти открытки, и фильмы, и песни — это источник вранья. И душевной боли. А виноваты мы. Я виноват. Мы делаем плохое дело. Люди должны сами говорить, что они чувствуют, а не повторять навязанные им слова, например, слово «любовь», которое ничего не значит.

Этот монолог главного героя сентиментальной киноленты «500 дней лета» явно ставит общественный вопрос, который далеко не так наивен, как может показаться на первый взгляд.

Как уйти от обезличенности в символических и не очень преподношениях? Как найти то, что, без дураков, будет соответствовать замыленному определению «вместо тысячи слов»?

Возможно, дизайнеры из СТАГДИ не имели цели разрешить именно эту проблему, но их так называемые «Агрессивные открытки» действительно претендуют на то, чтобы одолеть пафос и лицемерие, которым все это концентрированное подарочно-сувенирное счастье насквозь пропахло.

Сдобренные уместным юмором, способным в наш век безвременья и стертых границ дозволенного вызвать культурный шок только у самого закостенелого ханжи, эти открытки содержат в себе инъекцию искренности.

В любом случае, относиться к такого рода творчеству безразлично никак не выйдет. Авторам определенно не откажешь в непосредственности.

























#ДноДней

#ДноДней — серия кибернаивных полотен арт-группы «ЧРеВо», посвященных бытовым проблемам, базирующимся на составляющих всем известной пирамиды Маслоу. Но это не пресловутая «чернуха»: удачно подобранный фотоматериал вкупе с сопроводительным текстом объединяет искусство и философию.

Серия не кричит о жизненных тяготах, но с изяществом умудренного опытом наблюдателя, не лишенного сарказма, метко колет в традиционно уязвимые зоны.

Полотна — о том, как в страшных муках умирает перфекционизм, видя профанацию всего сущего.

Они выставляют на всеобщее обозрения пышущие ядом фразы, «выдернутые» из Интернет-переписок. Да, пока мы онлайн, каждый из нас герой, пусть и картонный, а какая разница? Поэтому можно, не боясь последствий, говорить все в лицо, а точнее, в аватар по ту сторону экрана.

За счет использования ярких красок и глитчевых приемов, они — словно автомат Калашникова в глянцевой кислотной обертке: смотри, но знай, что за этим кроется.

Самое главное, что «месседж» картин не заставит смеяться над собой, но послужит некой прививкой от глупости, цинизма и чрезмерной замкнутости в себе.



























Суровая Сибирь в «Обломках, швах и тегах»

«Обломки, швы и теги» — проект художника Руслана Чернакова. Эти картины не заставят вас отправиться на поиски смысла, которые могут не всегда увенчаться успехом. Он, этот смысл, перед вами, буквально на ладони — жизнь имеет свои швы, рубцы и неровности, пусть и закрашенные яркой краской. Вещи, которым было суждено однажды стать мусором, имеют свою историю, которую они красноречиво рассказывают через жизненные полотна художественного цикла. Принесенное буквально с улицы реабилитируется и перерождается в рамках замысла автора. Поверхности склеены из разрозненных обломков, покрытых швами, как рваными ранами. Холсты пронизывает индустриальный дух. Заводы, как справедливо замечает художник, обезличивают города и сеют в людях страх и ощущение потерянности. Холодная и суровая Сибирь олицетворяет собой весь мир, смело рассуждая о до боли знакомых человеческих проблемах. Картины неразрывно связанные с соцсетями, в которых любая фраза, написанная после «квадратной решетки» начинает жить своей осмысленной жизнью, обрастая новыми и новыми прочтениями и утопая в потоках информации.









Отголоски поп-арта в плакатах от СТАГДИ

Клин вышибают клином. Это становится понятно, когда искусство перестает учить зрителей, а делает им своего рода реверанс. Энди Уорхол показал, что при желании шедевром может стать и банка с супом, и растиражированный портрет белокурого секс-символа Америки. Этот изысканный обман, который назвали поп-артом, сыграл ему на руку. Возможно, кому-то невдомёк, что тем самым Уорхол высмеивал закостенелый консьюмеризм, но это направление позволило обывателям почувствовать свою причастность к искусству.



В красноречивых плакатах от СТАГДИ угадываются бесхитростные человеческие проблемы. Как хорошо, что они существуют, эти проблемы, поскольку – о чём говорить тем пресловутым шершавым языком?
Авторы будто бы стали жертвами психологического эксперимента, перед которыми стояла задача рассказать о чём-то общечеловеческом, а в качестве инструментов им были выданы исключительно яркие и флуоресцентные краски.



Пусть котлеты в гамбургерах – из священных коров, и Кока-кола не нуждается в рекламе, её использование делает творца заложником общества потребления.
И вообще это всё одна большая жертва.



Иногда просто важно оказаться в своё время и в своём месте, успех художника можно отчасти объяснить потребностью мира в новом и нестандартном, и не столько в плане формы и содержания, сколько самого похода.



Главное – отсутствие комментариев а-ля «так любой дурак сможет», в мастерстве не откажешь.
Таким образом, искусство не перестаёт быть искусством, не становится объектом для впаривания, оно просто выходит на другие рельсы.
Съешь же ещё этих мягких уорхоловских бананов, да выпей Пепси.